«Фестиваль современной литературы и паблик-арта «Город в словах»

Сетевой проект «Фестиваль паблик-арта и современной литературы «Город в словах» стал одним из победителей Второго Конкурса социокультурных проектов по развитию территорий, проведенного Департаментом культуры Правительства Москвы и. В его рамках в апреле и мае 2015 года в центре Москвы были размещены 10 художественных работ в стилистике «паблик-арта». На здания были нанесены отрывки из современной литературы и «вдохновленные» ими художественные работы, с целью привлечь интерес москвичей к современному искусству и литературе.  А также мы хотим  стимулировать местные сообщества, в близи объекта, задуматься о смыслах совместного проживания,  выявить  наиболее важные «гуманитарные» городские проблемы (добрососедство, будущее детей,  общение  между поколениями, экология, творчество и т.д).

В каждую работу интегрирован QR-код со ссылкой на описание произведения и небольшую информацию об авторе и художнике, так же по ссылке можно будет зайти на сайт «ЛитРес» и скачать произведение целиком, или узнать в какой библиотеке их можно взять. Таким образом, в Год литературы городское пространство превратится в виртуальную книжную полку»

Евгений Водолазкин. «Лавр»



Евгений Водолазкин. «Лавр»«Встретившись однажды, полностью расстаться невозможно»

Евгений Водолазкин – автор романа «Соловьев и Ларионов» (финалист «Большой книги» и Премии Андрея Белого), сборника эссе «Инструмент языка» и других книг. Филолог, специалист по древнерусской литературе, он не любит исторических романов, «их навязчивого этнографизма – кокошников, повойников, портов, зипунов» и прочую унылую стилизацию. Используя интонации древнерусских текстов, Водолазкин причудливо смешивает разные эпохи и языковые стихии, даря читателю не гербарий, но живой букет. Герой нового романа «Лавр» – средневековый врач. Обладая даром исцеления, он тем не менее не может спасти свою возлюбленную и принимает решение пройти земной путь вместо нее. Так жизнь превращается в житие. Он выхаживает чумных и раненых, убогих и немощных, и чем больше жертвует собой, тем очевиднее крепнет его дар. Но возможно ли любовью и жертвой спасти душу человека, не сумев уберечь ее земной оболочки? Есть то, о чем легче говорить в древнерусском контексте. Например, о Боге. Мне кажется, связи с Ним раньше были прямее. Важно уже то, что они просто были. Сейчас вопрос этих связей занимает немногих, что озадачивает. Неужели со времен Средневековья мы узнали что-то радикально новое, что позволяет расслабиться?

Книгу можно прочитать